В составе ГБР создано Главное следственное управление: зачем оно нужно

В составе ГБР создано Главное следственное управление: зачем оно нужно

Закон запрещает Директору Государственного бюро расследований, его первому заму и заместителям вмешиваться в ход любого расследования. УПК не предусматривает для них прав давать любые указания по уголовным производствам и направлять расследование. Этот момент во время брифинга неоднократно подчеркнул ныне первый заместитель директора ГБР Александр Бабиков, отвечая на вопросы журналистов, касавшиеся преимущественно «дел Майдана» и других резонансных расследований.

Об этом сообщает Роспрес

«Директор Государственного бюро расследований, его первый заместитель и заместители не являются руководителям органа досудебного расследования в понимании статьи 3 УПК. По делам Майдана создано специальное подразделение, которое непосредственно подчинено директору ГБР, и есть соответствующий приказ о распределении полномочий. Мы не имеем никого процессуального отношения к любому уголовному производству, которое находится у следователей ГБР. Реализация полномочий процессуального руководства, предусмотренных УПК, осуществляется руководителями управлений и отделений. Я не имею полномочий давать любые указания», — отметил он.

А не так давно, 5 февраля Президент Украины Владимир Зеленский утвердил новую организационную структуру ГБР, в составе которой теперь создано Главное следственное управление.

Что это значит, разбиралась «Судебно-юридическая газета».

«На подчиненных жалуются мне, а я никакого влияния на следователей не имею»

«Директор ГБР не имеет права давать оценку руководителю следственного управления в понимании положений УПК, ведь тот имеет независимый статус руководителя органа досудебного расследования.

Сейчас оценить работу руководителя органа досудебного расследования может только прокурор. Директор и его заместители могут только давать оценку организации работы руководителя. Но, опять-таки, это может сделать только непосредственный начальник руководителя следственного управления, то есть тот заместитель директора, согласно распределению обязанностей контролирует работу управления», — отмечала в июне 2019 года в интервью «Судебно-юридической газете» на тот момент первый замдиректора ГБР Ольга Варченко.

То, что руководство ГБР не наделено полномочиями контролировать следователей, по ее мнению, имело не только позитивную сторону.

«На прием приходит немало граждан, которые жалуются на ненадлежащее расследование уголовных производств не только в центральном аппарате, но и в территориальных управлениях — там еще больше работников без опыта следственной работы. И я, как заместитель директора ГБР по следствию, не могу ничем помочь, потому что по УПК я не имею полномочий пересматривать решения следователя или принимать какие-то меры по его отстранению. То есть на подчиненных жалуются мне, а я никакого влияния на следователей не имею.

Кроме того, большая проблема — это отсутствие ведомственного контроля. У нас по распределению обязанностей все следственные управления центрального аппарата были подчинены мне, как первому заместителю. А все теруправления подчинялись директору ГБР. Таким образом, я, как заместитель по следствию, не владею информацией, что происходит в следственных подразделениях территориальных управлений. В одном правоохранительном органе такого нет, чтобы центральный аппарат не знал, что происходит на местах. Должно происходить взаимодействие, а ее нет», — подчеркивала тогда Ольга Варченко.

Многострадальный закон об уголовных проступках

Наделение заместителей директора ГБР полномочиями руководителя органа досудебного расследования предусмотрено законом об уголовных проступках: в статье 3 УПК с 1 июля 2020 года должна появиться такая формулировка:

керівник органу досудового розслідування — начальник Головного слідчого управління, слідчого управління, відділу, відділення органу Національної поліції, органу безпеки, органу, що здійснює контроль за додержанням податкового законодавства, перший заступник або заступник Директора Державного бюро розслідувань, начальник слідчого управління, відділу органу Державного бюро розслідувань, Головного підрозділу детективів, підрозділу детективів, відділу детективів, підрозділу внутрішнього контролю Національного антикорупційного бюро України та його заступники, які діють у межах своїх повноважень.

«Закон о проступках содержит норму, которая меняет УПК Украины и наделяет заместителей директора полномочиями руководителя органа досудебного расследования. Такая норма заложена с целью возможности создания межведомственной широкой следственной группы, например, между территориальными управлениями, что способствовало бы эффективному расследованию, поскольку никто в ГБР в настоящее время таких полномочий не имеет», — отмечала Ольга Варченко.

Однако с его вступлением в силу ситуация сейчас достаточно туманная. Формально закон должен заработать с 1 июля, но учитывая, что для его полноценного действия необходимо принять еще ряд законодательных изменений, обновить программное обеспечение ЕРДР и т. п., не факт, что его опять не перенесут (подробнее можно прочитать в материале «Закон про кримінальні проступки: ГПУ проводить тендер для оновлення роботи Єдиного реєстру досудових розслідувань»).

Ввиду того, что вступление в силу закона об уголовных проступках перенесли, вопрос перетек и к новому руководству ГБР. Александр Бабиков прокомментировал перспективу следующим образом:

«Закон Украины об уголовных проступках многострадальный и принимался не один год. Вступит ли он в силу — большой вопрос, поскольку и сейчас есть законопроекты, посвященные этой тематике. Даже предлагается другой подход к решению вопроса расследования уголовных проступков.

Что касается полномочий руководителя органа досудебного расследования, согласно закону об основах предотвращения коррупции следственные подразделения могут быть распределены между разными заместителями, но ни в коем случае любого пересечения моих служебных обязанностей с уголовными производствами по делам Майдана быть не может».

Как контролировать следователей

Таким образом, поскольку заместители директора ГБР не имеют статуса руководителя органа досудебного расследования, они не могу влиять на качество расследования уголовных производств, давать указания, направлять его, отслеживать сроки и инициировать вопрос о ненадлежащем расследовании, привлекать сотрудников к ответственности.

Александр Бабиков отметил, что это является проблемой. Решить ее можно с помощью создания Дисциплинарной комиссии и полноценного запуска работы Управления внутреннего контроля. Также, по его словам, снимет ряд проблем создание Главного следственного управления.

«Это действительно большая проблема — отсутствие процессуальных полномочий у первого заместителя, заместителя директора ГБР в уголовных производствах.

Более того, проблема состоит в том, что за все время существования ГБР так и не была создана Дисциплинарная комиссия. Фактически правовые механизмы для привлечения даже нерадивого следователя к ответственности, к примеру, за утечку информации из уголовного производства, отсутствуют. Это те вопросы, над которыми мы сейчас работаем.

Создать Дисциплинарную комиссию можно лишь после того, как будет сформирован Совет общественного контроля, который делегирует туда не менее 3 лиц. Других рычагов влияния не следователей, кроме Дисциплинарной комиссии, нет.

Другой вопрос — это эффективность деятельности подразделений внутреннего контроля.

В соответствии с законом о ГБР у нас создается Управление внутреннего контроля, задачей которого является проведение полиграфа и других мероприятий, направленных на обнаружение фактов недобропорядочности следователей. Это мощная функция. Но по сути именно из-за блокирования определенных конкурсных процедур на данное время мы имеем руководителя подразделения и двух полиграфистов. То есть, они физически не могут это сделать.

Опять-таки, мы возвращаемся к тому, что, чтобы оздоровить работу ГБР, нам нужно идти шаг за шагом.

Провести конкурс и завести людей, создать Дисциплинарную комиссию, определить правила взаимоотношений теруправлений и руководителей структурных подразделений. Мы можем говорить о том, что могут быть внесены изменения в законодательство и первый заместитель, заместители и, возможно, даже директор ГБР будет признаваться руководителем органа досудебного расследования. Насколько важно и необходимо принимать такие изменения, покажет время.

Я считаю что структура, по которой есть руководитель ГБР, заместители и первый заместитель, а руководителями органа досудебного расследования являются руководители управлений, не в полной мере эффективна.

Но ее можно устранить в случае создания Главного следственного управления, которое будет объединять под своим руководством как управление центрального аппарата, так и территориальные подразделения, которые находятся на местах. В определенной мере это даст возможность решить значительную часть проблем», — подчеркнул Александр Бабиков.

Как видим, на данный момент такое управление в ГБР уже создано Указом Президента. Впрочем, соответствующих актов, которые бы описывали структуру и полномочия данного управления (по примеру Положения о Главном следственном управлении ГПУ), пока нет или, во всяком случае, они не опубликованы на сайте ГБР.

С организационной структурой ГБР можно ознакомится здесь.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы быть в курсе самых важных событий.


Джерело статті: “https://sud.ua/ru/news/publication/161069-v-sostave-gbr-sozdano-glavnoe-sledstvennoe-upravlenie-zachem-ono-nuzhno”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя